42 просмотров

Преобразование человеческой природы

 Когда я только начал вести духовную жизнь, временами я чувствовал, что прогресс совершался без усилий. Были прекрасные, возвышенные медитации. Всё шло так хорошо, что ум начинал считать, сколько лет мне осталось до Просветления. Но часто случалось так, что позже, после моментов хорошей медитации, на следующий день, я вдруг приходил в шок от собственных слабостей, выходящих на передний план. Без всякой на то причины или в результате какого-либо незначительного случая я мог почувствовать негативные эмоции - разочарование или чувство задетой гордости.

Можно лелеять неприязнь к определённому человеку и, не успев осознать это, оказаться во власти таких мыслей, от которых никак не освободиться. Даже когда вы мысленно оцениваете свои эмоции и понимаете, что они неправильные, эмоции всё же остаются – как будто они приходят извне. Это крадёт всю вашу радость, и вы задаётесь вопросом: что же пошло не так? То вы чувствуете, что совершаете большие успехи, то сомневаетесь, продвигаетесь ли вообще...

В такие мгновения бывает трудно медитировать. Кажется, что наш ум или витал (наш эмоциональный аспект, или жизненная энергия) слишком сильны для нашей ограниченной силы воли, и мы чувствуем, что ведём неравный бой.

Такие периоды – неизбежность жизни, неотъемлемая часть попыток преобразовать человеческую природу. Возможно, начав вести духовную жизнь, мы чувствуем эти отрицательные моменты более остро. Испытав подлинный возвышенный покой, мы чувствуем ещё большую боль и даже отвращение, когда нас захватывают противоположные состояния. Вы почти чувствуете себя виноватым в том, чтобы столько теряете.

Но хотя иметь недостатки присуще человеческой природе, духовная жизнь даёт нам инструменты для их преодоления. Благодаря духовности вы обнаруживаете, что ум не обязательно должен быть хозяином положения. Всегда есть выбор, что чувствовать и что испытывать. Даже короткая медитация или чтение духовной книги могут преобразовать сознание, помогая отбросить то, что вас беспокоит. Через относительно короткое время вы видите себя и свою жизнь совсем с другой стороны.

Иногда проблемы разрешаются лишь тогда, когда вы понимаете, что не можете решить их самостоятельно. Ум суетится без толку, пробуя решить проблему, но часто только увеличивает её. Настоящим решением будет, если вы предложите свою проблему Всевышнему.

Когда мы думаем о других людях, ум часто в первую очередь думает об их недостатках и слабостях. Уму трудно быть терпимым и видеть хорошее в других.

Шри Чинмоя однажды спросили, как он видит своих учеников. Его ответ весьма показателен. В своей высочайшей медитации он воспринимал нас совсем иначе, чем видит обыденный ум. Гуру сказал, что видел поток сознания: это была красота наших душ, которые он видел в нас. Для Гуру внешняя человеческая природа была только тенью реального в человеке. Истинное в нас – это сама красота и свет.


«Когда я вижу кого-либо, я немедленно вижу божественный аспект внутри этого человека. После осознания вы видите всё как божественность. Вот почему я говорю, что Бог видит вас как ещё одного Бога. Взглянув в зеркало или на другого человека, вы видите физическое тело. Но когда я вижу кого-то, сразу возникает притяжение к высшей божественности этого человека».

Из книги Шри Чинмоя «Мелодия моего сердца», Агни-Пресс, 1994

Это не так легко понять сразу, но, когда я разочарован в ком-то, я стараюсь представить, как других видит Гуру. Одно дело – знать, что внутри живет Божественность, и другое – стараться вывести её на передний план. Свами Вивекананда сказал, что преобразование человеческой природы напоминает попытку распрямить хвост собаки: как только его выпрямляют, он снова сворачивается в кольцо. Как искателю, так и духовному учителю необходимо огромное терпение. Но за все годы, проведённые с учениками на Западе, Гуру никогда не сдавался. Он всегда старался преобразовать нашу человеческую природу.

Я считаю, что помимо всех своих удивительных достижений в мире литературы, музыки, живописи и спорта, его высшим достижением была неустанная работа с учениками. Да и существует ли более трудная задача, чем преобразование природы человека?